ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА О РЫНКЕ ТРУДА И ОБРАЗОВАНИЯ
9
03 марта 2004


В НОМЕРЕ:
1-Я ПОЛОСА
БЫЛО. БУДЕТ
Я САМА!
КОМПАC
ОТДЕЛ КАДРОВ
ОФИС
НАУКА
ТЕХНОЛОГИЯ КАРЬЕРЫ
БИЗНЕС-КЛАСС
ХОЧУ В СТУДЕНТЫ!
ЗА ЯЗЫКОМ!
ЗА ГРАНИЦУ!
В СЕТЬ!
ЭКСТРИМ
НАШИ КОНКУРСЫ
ПРАЗДНИК!
УИК-ЭНД
НАСТРОЕНИЕ
ГОРОСКОП
БЕСПЛАТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ







Rambler's Top100

ОТДЕЛ КАДРОВ

ПОКОРЯТЬ МОСКВУ лучше вдвоем


Очень хорошая нижегородская певица, отправившаяся покорять Москву, вернулась домой со словами: “Там ничего не добьешься. Дальше определенного уровня тебя просто не пропустят: конкуренты никому не нужны”. Ее коллега, вчерашняя нижегородка Яна ПОДКАР уверена: ничего невозможного нет, — особенно если штурмовать вершины не в одиночку. Среди ее “московских завоеваний” — работа, собственная публика, квартира и столичная прописка.

— Яна, вы уже давно в Москве?
— С осени 1994 года. Но сперва я отправилась покорять Питер — как пианистка. Тогда я училась в Санкт-Петербургской академии культуры у замечательного педагога Лебедева — автора музыки к фильмам “Небесные ласточки” и “Гардемарины, вперед!” — и была замужем в первый раз. Мой экс-супруг — человек очень талантливый — как раз начинал петь, а я ему в этом помогала, делала с ним программу на английском. Когда мужа приняли в ведущий на тот момент коллектив Санкт-Петербурга “Джаз Комфорт”, я подумала: а почему бы и мне не попеть? Начинала с легких произведений, потом перешла к более сложным... Нас было пятеро музыкантов, работавших сперва в джазовых клубиках, затем в больших ресторанах типа “Астории”, на кораблях, возивших иностранцев... А потом мы с мужем приняли решение разойтись, и я перевелась в Московский институт культуры. Все равно Санкт-Петербург — не мой город, я там постоянно болела.
— И как вас встретила столица? Одна, в чужом городе...
— В Москву мы перевелись в одно время с клавишником Лешей Филимоновым (сейчас он популярный джазовый пианист), с которым начинали еще в Нижнем, — так что я была не одна. Позвали на саксофон еще одного земляка, пару инструменталистов и начали раз в неделю работать в джазовом клубе. А буквально месяца через два-три мне звонит Сергей Манукян и говорит: “Ян, ты не хотела бы поработать в “Метрополе”?..” Он знал, что мы исполняем очень хорошую музыку — боссанову, джазовые баллады, — что называется, популярный джаз. Конечно, я хотела... С Манукяном мы были знакомы: мой отец организовывал джазовые концерты, и Сергея приглашали на все фестивали. С тех пор и дружим... Потом из Питера приехал мой нынешний муж Андрей, и мы очень удачно проработали в “Метрополе” полтора года. Рождение дочки совпало с тем, что во многих казино упразднили живую музыку. Пришлось покорять Москву сызнова, — только теперь с маленьким ребенком на руках.
— Что оказалось самым сложным?
— Как раз это — несколько раз начинать все сначала. Бывали моменты, когда у нас не хватало денег на нормальную еду. Слава богу, уже имелась машина. Андрей просто ехал и работал извозчиком на “Ниве”... Очень помогали связи, наработанные в “Метрополе”: во всех казино тусуются одни и те же люди, поэтому нас знали. Но все равно приходилось напоминать о себе, просить, оставлять материалы, звонить по журналам. Открываешь “Не спать” и начинаешь звонить по списку: во все рестораны, казино, клубы, дискотеки, стриптиз-клубы... И нам, честно говоря, везло: работали нечасто, но на жизнь хватало. Когда появилась постоянная работа, родилась вторая дочка. И — все сызнова... Заменить меня было сложно: коллектив у нас устоявшийся, и другие певицы никак не могли в него вписаться — или по стилю не подходили, или по внешности... Каждую беременность я работала до седьмого месяца, а через пять дней после родов уже скакала в “Национале”, оставив с ребенком маму.
— Бытовые проблемы как решались?
— Пока не было своей квартиры — снимали, здесь же, в Химках. Очень хороший райончик, староватый только немного. Такого, чтобы детей в годовалом возрасте сдать в ясли, не было никогда. Поскольку мы с Андреем работаем только вечерами и ночами, то днем бываем дома. А на ночь вызываем нянечек. Они тоже появились благодаря нашим знакомствам на Левом берегу. Мы ведь на этом маленьком клочке земли живем с 1995 года, а тут — большая деревня, все друг друга знают. У нас целая сеть нянечек: если одна заболела, вызываем другую.
— Яна, но все же вам было проще, чем многим. У вас в Москве и знакомые, способные помочь с карьерой, были, и свою первую комнату вы не у чужих людей снимали... А как быть тем, кому в столице помочь некому, а закрепиться хочется?
— На пустое место не приезжает никто и никогда. По крайней мере, здравомыслящий человек на это не пойдет. Если в Москве у тебя нет ни друзей-земляков, ни дальней тетки, то еще в Нижнем нужно обзавестись московскими знакомыми, которые пообещают тебе помощь. Обычно совсем “с нуля” в Москву приезжают студенты, но им легче — можно жить в общаге. И там же, в институте, общаясь с молодежью своего круга, обрастаешь и связями.
— Что, кроме денег на первое время, нужно с собой иметь исполнителю?..
— Грубо говоря, кассету с твоим голосом. Если нет возможности записать ее профессионально, напой в микрофон музыкального центра у друзей. Это как минимум. А как максимум — коллектив: одиночке в Москве сложно. Накопить на квартиру — почти нереально. Предположим, ты зарабатываешь тысячу долларов в месяц. $300—400 из них уйдут на квартиру (так что лучше снимать ее не в одиночку). Уроки вокала стоят достаточно дорого — $20—25 в час. А еда, а одежда?.. Я считаю, что будущее — за семейными коллективами, такими, как у нас. В плане денег — очень выгодно. И что еще хорошо: мы не просто коллектив, который в любой момент может разбежаться, нас объединяют дети и чувства: любовь, долг и ответственность друг за друга.
— Еще одна извечная проблема “провинциалов в Москве” — регистрация и прописка...
— К ее отсутствию наша доблестная милиция относится очень лояльно. Если что, отдашь 50 рублей, и все. Но сейчас у меня прописка практически есть: в прошлом году мы купили квартиру (что дает возможность в ней прописаться). Мой муж уже москвич, а мне еще осталось пройти пару инстанций.
— Сколько лет это у вас заняло? И вообще, насколько это реально для молодого, не слишком известного музыканта — купить квартиру в Москве?
— Это реально, — если не быть ленивым и все время к чему-то стремиться. Конечно, при наличии какие-то способностей... В Москву мы с мужем приехали девять лет назад, но в первые годы, когда детей еще не было, вообще не копили. Потом начали вкладываться в аппаратуру, купили машину — без нее в Москве никак. Чем музыкант отличается от бухгалтера, который носит с собой в лучшем случае ноутбук? Первому же при себе нужно иметь микрофон, мини-диски, мини-дисковые аппараты, тяжелые колонки, усилитель... А стоит все это не одну и даже не три тысячи долларов — гораздо дороже (и если хочешь идти в ногу со временем, аппаратуру периодически приходится обновлять). Но если во многом себе отказывать, то года за три-четыре накопить на квартиру все же можно. А мы очень экономно жили, как Плюшкины... Часть денег пришлось занять, но сейчас это уже в прошлом — долг мы отдали и теперь наслаждаемся жизнью в нашей большой однокомнатной квартире (смеется — Н.Ф.).
— Чего еще хотелось бы добиться?
— Есть два устроивших бы меня пути. Первый: личная популярность — не на уровне страны, а на уровне собственной публики. Я очень ценю Сергея Манукяна. Он не известен “на всю Россию”, но у него есть свой слушатель, и, я думаю, Сергей счастлив. Второй путь — преподавание. Недалеко от нашего дома создается эстрадно-вокальная школа — с нее-то мы и начнем. Со временем это может перерасти и в открытие частной школы искусств, где учат не только вокалу, но и мастерству актера, и хореографии.
— Обучение в институте дает вам что-то новое?
— Нового — ничего. Оно подтверждает мои знания — те, что я получила в музыкальной школе и училище. Я закрепляю базис и доказываю всем, что у меня отличная школа, что по сольфеджио и гармонии у меня всегда будет только “пять”... “Кулек” — Академию культуры в Химках, куда я первоначально перевелась из Питера, я бросила уже спустя полгода. Институт оказался совсем никчемным. Бывало так, что после ночной работы я прибегала утром на лекции и оказывалась единственной студенткой в аудитории... Я поняла, что разбрасывать свое время мне не хочется, и ушла. Но “корочка” — как подтверждение образования — в Москве и впрямь нужна. Сейчас такое время, что объявление “Преподаю вокал” так просто не повесишь. Ученики обязательно спросят: есть ли диплом, какими методиками владеете?.. И я поступила в Московский институт современного искусства.
— Можете дать какой-то совет тем, кто только собирается отправиться на штурм Москвы?
— Нужно знать, чего ты хочешь; начать с учебы (чтобы стать лучше, чем группа людей рядом с тобой); перейти к практике и как можно быстрее наработать опыт. И все — можно ехать, доказывать, чего стоишь. Только нужно учесть, что даже будучи звездой в Нижнем, ты не обязательно станешь ею в Москве. Разные уровни, разная конкуренция... На моем курсе учится 25 одних только вокалистов, и все они претендуют на какую-то работу. Уважая друг друга, все мы чувствуем, что являемся соперниками. Хотя, с другой стороны, конкуренция — хорошая штука, не позволяющая расслабляться и заставляющая совершенствоваться.


Наталья ФЕДИНА
Фото из архива

Другие статьи рубрики

ОПЯТЬ АВРАЛ!
Биржа Плюс 603950, Нижний Новгород
ул. Белинского, 110 офис 165.
Телефон: (8312) 35-62-86
Факс: (8312) 35-58-48
E-mail: web@birzhaplus.nnov.ru