№ 29
09.08.2011

скачать pdf
№29 2011


архив pdf

бизнес для бизнеса
Наши издания
Наши Партнеры
 
в № 29 от 09.08.2011
Выскажите свое мнение! Версия для печати Информация об авторе

Евгения ДЕГТЯРЁВА: Национальные амбиции нижегородской компании

Компания ВВСК, в мае сменившая собственника, планирует в ближайшее время стать одним из ведущих игроков национального строительного рынка. Компания уже открыла собственные филиалы в Москве, Иркутске, Екатеринбурге и Сочи. Кроме того, в развитии бизнеса новый собственник делает ставку на направление капитального строительства. "Мы амбициозны. Нам интересно проектировать развитие квартала, создавать его новый облик", - говорит новый собственник компании ВВСК Евгения Сергеевна ДЕГТЯРЁВА.


Евгения, как выглядит структура вашего бизнеса? ВВСК — это скорее девелоперская или строительная компания?

— После приобретения компании ВВСК она стала частью нашей инвестиционно-строительной группы, объединяющей порядка 15 компаний. Наш бизнес состоит из трех сегментов, два из них профильные — это девелопмент и строительство собственных объектов компании, а также выполнение полного комплекса строительных услуг для сторонних заказчиков. Третье направление — наши инвестиции в венчурные проекты.

— У компании большой портфель девелоперских проектов?


— В наследство от прошлых собственников нам досталось три проекта в Нижнем Новгороде, в которые мы сейчас активно инвестируем, стремимся сдать объекты в кратчайшие сроки и полностью выполнить обязательства компании перед городом и дольщиками. Эти объекты: строительство двух жилых комплексов по улицам Ошарская и Тверская-Славянская, а также строительство элитного жилого дома и отеля на площади Сенная. Более того, мы начали реализацию нескольких собственных проектов в Москве, строим два элитных жилых комплекса в центре города, а также осваиваем направление развития коттеджных посёлков. В будущем году только в Москве мы введем в эксплуатацию около 75 000 кв. м жилья.

Какие заказы сейчас в приоритете: промышленные или гражданские?

— Когда целью строительной компании собственник видит многократный рост за один—два года, у него не может быть неприоритетных заказов, за такие лучше не браться. Мы высоко ценим собственную репутацию и стремимся, чтобы все наши заказчики оставались довольны. В целом среди проектов, где мы выступаем как генеральный подрядчик, нередко встречаются объекты специального назначения, нашими заказчиками являются МЧС, Росграница, Спецстрой России и МРСК, мы активно сотрудничаем с государственными и частными компаниями. Вместе с тем гражданские объекты нам тоже интересны. Так, в Иркутске по заказу Федерального правительства мы сейчас строим здание государственной библиотеки и ледовый дворец, эти два здания определят будущую архитектуру целого квартала, предоставят новые возможности досуга горожанам. Социальные объекты позволяют компании внести свою лепту в реализацию приоритетных национальных проектов.

У вас в портфеле много ФОКов, дошкольных учреждений, школ. С точки зрения экономики такие проекты менее выгодны, чем жилищные и промышленные, зачем вам это нужно?

— Нередко мы выбираем социальные объекты как один из простых способов выйти на новый рынок. Они менее выгодны для подрядчика, а значит и конкуренция за них ниже. Так когда-то мы выходили на рынок Москвы именно через такие проекты. Когда в городе уже есть несколько объектов, построенных компанией, крупные заказчики начинают относиться с большим доверием и приглашают участвовать в собственных тендерах. Теперь в Москве мы можем похвастаться не только социальными объектами, но и крупными проектами, такими, как реконструкция завода АЗЛК, где площадь реконструированных корпусов составила 350 000 кв. м. Нашим заказчиком в Москве, помимо прочих, нередко выступает Московское правительство.

На сайте компании написано, что она может строить магистральные трубопроводы на 5 млрд руб. в год. Сколько реально строится сейчас?

— Сейчас строительство трубопроводов уже не является доминирующей частью нашего бизнеса. Став новым собственником, мы решили сместить акценты, усилить направление капитального строительства. Безусловно, мощности при этом сохранились, и при необходимости и больше сможем построить. Более того, компания “Транснефть” остаётся для нас одним из наиболее крупных заказчиков. В этом году мы завершаем реконструкцию Усинской нефтеперекачивающей станции, самой северной точки в системе Транснефти.

Но ведь трубопроводы приносят больше прибыли?

— Не согласна. Капитальное строительство подразумевает выполнение различных видов работ с разными уровнями рентабельности. При выполнении сложных работ по проектированию маржа будет выше, чем во многих технических работах, подобные ситуации позволяют в рамках группы рентабельность держать на достаточном уровне.

Как вы делите функции со своим нижегородским офисом?

— В компании внедряется западная система управления, подразумевающая осуществление оперативного руководства менеджментом компании, находящимся в Нижнем Новгороде, а стратегические решения принимаются советом директоров, который собирается в Москве, но включает также ряд нижегородских менеджеров.

Как в географии ваших проектов появился Иркутск?

— Ещё будучи партнёрами ВВСК, мы пытались заразить своими амбициями прошлых владельцев, что и привело к решению о выходе на рынок Сибири, на наш взгляд, очень перспективный и пока с меньшим уровнем конкуренции, чем в Центральной России. Сегодня для нас Иркутск — платформа для проникновения в другие города Сибири, такие, как Новосибирск и Красноярск.

В чем экономический смысл такой обширной географии, ведь чем дальше объект, тем дороже обойдётся строительство?

— В новых городах мы создаём собственные филиалы, покупаем необходимую технику или перебазируем уже имеющуюся. Главный наш ресурс — профессиональные кадры, высококвалифицированный инженерно-технический персонал: многие из наших ключевых сотрудников — бывшие военные строители, ряд руководящих позиций занимают заслуженные строители России. Именно такого ресурса не хватает в городах, которые мы выбираем. Большинство сотрудников с энтузиазмом относится к возможности год—полтора пожить в другом городе, более того, —  и компенсация за мобильность соответствующая. А для компании это главное конкурентное преимущество, которое мы противопоставляем региональным компаниям. Более того, в регионах нередко ценовая конкуренция значительно слабее московской или нижегородской.

Но ведь местной компании-подрядчику ничего никуда везти не надо, а значит и издержки у неё меньше, разве нет?

— В Иркутске мы столкнулись с тем, что местные компании оказались менее гибкими по цене, да и качество их работы, к сожалению, зачастую ниже наших внутренних требований. Мы смотрим, как ведутся работы на объектах в городе, и понимаем, что местные компании, может быть, в силу меньшего опыта, ещё не всегда готовы конкурировать с нами. Пока мы этим пользуемся.

В структуре компании есть производственный сектор. Насколько это оправданно: не проще ли заказать стройматериалы и комплектующие на стороне?

— Безусловно, при реализации проектов через наши филиалы часть строительных материалов мы приобретаем у сторонних поставщиков. Однако для проектов в Нижнем Новгороде стараемся использовать строительные материалы, произведённые компаниями группы. Мы уверены в высоком качестве входящих ресурсов, наши производственные цеха обладают современным оборудованием. При этом себестоимость наших производств зачастую существенно ниже аналогичных показателей у конкурентов. Таким преимуществом нельзя не пользоваться.

Как строятся отношения между компаниями внутри группы, насколько они независимы друг от друга?

— Мы стремимся к тому, чтобы компании были финансово независимы, чтобы все подразделения работали с достижением определённых показателей прибыльности. Это невозможно, если осуществлять внутригрупповые расчёты по заниженным ценам. Мы считаем, что прозрачная система отношений внутри группы позволяет построить наиболее эффективный бизнес, избежать развития скрытых проблем. Более того, рентабельность отдельных подразделений становится объективным показателем эффективности каждого из руководителей, а значит система мотивации и поощрения также может быть более прозрачной.

Как отличается ценовая политика для своих компаний от тех, кто приходит со стороны?

— Ценовая политика для всех одна — цены определяются на основании рыночной цены на тот или иной материал. Вместе с тем в рамках группы действуют долгосрочные контракты, которые подразумевают скидки к рыночной цене. Но если, например, сторонний заказчик будет готов заключить с нашим подразделением по производству бетона долгосрочный контракт на объём, сопоставимый с тем, сколько в год приобретает наша головная компания, он может смело рассчитывать на аналогичные скидки.


Досье.

Дегтярёва Евгения Сергеевна.

Выпускница факультета международных экономических отношений Московского государственного института международных отношений (МГИМО).  Закончила обучение по программме Business Administration в США. Работала в ведущей консалтинговой компании A.T.Kearney, а также в швейцарском банке UBS, где занималась реализацией крупных инвестиционных проектов. С января 2011 года — единоличный собственник и член совета директоров ВВСК. В свободное время увлекается йогой и теннисом, а также любит путешествовать.


Анна  ГАВРИЛОВА
Рейтинг статьи: (голосов 7)

Оцените статью: 5 4 3 2 1

Текст прочитан 5296 раз.


МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯ
Выразить мнение
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:

Введите цифровой код безопасности (Обновить код)
Дорогие читатели, огромная просьба - соблюдайте чистоту и порядок в общении друг с другом!
Статистика
Яндекс цитирования NN counter top100 Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Архив №1
с 7 ноября 2005
Архив №2
ЛогинПароль

Вход


© 1997 — 2011 ООО "Издательство "Биржа"

При любом использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна.