№ 31
06.08.2008

Наши издания
Наши Партнеры
 
в № 31 от 06.08.2008
Выскажите свое мнение! Версия для печати Информация об авторе

Две секунды молчания в эфире - "смерть"

После фильма "Питер FM" романтически настроенные мальчики и девочки размечтались о работе на радио. Конечно, лучше и не бывает: плетешь себе жизнерадостную чушь, меняешь песни, приплясывая, и слегка флиртуешь с очередным дозвонившимся. Профессионалы радиоэфира в романтике своему делу не отказывают, но знают: радио - это действительно работа. О работе и рассказывают.



В редакцию Областного радио звонили и спрашивали: “А куда это у вас Александр Зайцев пропал? Я каждый день его слушаю, а на этой неделе Зайцева ни разу не было”. Если бы этот самый ведущий травил в эфире анекдоты или передавал поздравления, ставя очередную “Я пью за тех, кто в море”, ничего удивительного в любопытстве постоянного слушателя, наверное, не было бы. Но Зайцев предпочел бодрому трепу музыкальных радиостанций самый суровый вид радиожурналистики, Саша работает на так называемом ток-радио, или, проще говоря, на радио говорильном. А здесь если любят, значит, не просто улыбаются байкам между песнями, а доверяют.

Этот самый Зайцев, которому доверяют, — штатный корреспондент службы радиовещания ГТРК “Нижний Новгород”. Он делает новости и по вторникам ведет прямой эфир в программе “Будни”. И никуда он не пропадал, просто был в отпуске по случаю летней экзаменационной сессии. Зайцев успевал учиться и работать.

Давно решил

Сейчас у 25-летнего Саши Зайцева целых два образования: высшее психологическое и разряд слесаря механосборочных работ. Тут так и тянет сказать что-то в духе “Александр долго искал себя”, но это будет неправдой. Про радио он давно все решил, остальное — не важно, хотя и не напрасно:

— Уж больно я радио любил слушать. Еще в школе, когда на ночь глядя, вместо того чтобы как все порядочные дети спать, включал “Русское радио”, “Стол заказов” с Марселем Гонсалесом. Меня прямо завораживало. Вот тогда и решил, что хорошо б и мне так... Потом моя любовь эволюционировала: когда я уже ходил в учениках слесаря (родители посчитали, что не мешало бы мне рабочую профессию получить), я слушал ток-радио, а именно — “Эхо Москвы”. Его нижегородскому филиалу и понадобился журналист.

Мальчика, у которого не было ни опыта работы, ни образования, а только давнее желание, на “Эхе” не испугались и предложили ему попробовать. Саша был готов делать все что угодно и в итоге делал новости: собирал выпуски и начитывал их:

— Мой первый выпуск выходил в записи. Сначала надо было прочитать текст, потом дать начальству послушать и только потом он мог идти в эфир. Вот это все — начитка, оценка — делалось за несколько минут до самого эфира, поэтому когда я узнал, что все, дали добро, так и рванул на лестницу знакомых обзванивать. Все-таки дебют.

Хочется бантиков

А после дебюта случилось увольнение. Саша пробыл на “Эхе” не больше двух месяцев. Почему так сложилось, Зайцев рассказывает кисло и непонятно. Ну и пусть. Дальше же он говорит охотно:

— Нет, я не сразу стал искать работу. День после увольнения провел дома. А на следующий — начал поиски. Заглянув на шестой этаж телецентра, там штабквартира Областного радио, попал на собеседование к начальнику службы радиовещания. Господин Ерофеев долго со мной разговаривал — мне даже польстил такой доскональный интерес — и я понял, что все серьезно. Меня снова стали пробовать как человека с улицы (два месяца на “Эхе”, конечно, не считались), давали разные задания нелепые: ну, например, сделать из пресс-релиза удобоваримый текст. Вот так посмотрели на меня, и недели через две наш тогдашний шеф-редактор решила, что я парень-то ничего, и меня назначили внештатным корреспондентом.

Чтобы заранее впечатлиться, надо сказать, что Саша успел побывать на радио и ведущим новостей, и немножко редактором, и ведущим прямого эфира, и даже исполняющим обязанности шеф-редактора. Но начинал он, как и многие, корреспондентом. Выезжал на задания, чтобы добыть синхрон, то есть запись речи самого героя новости (мэра, например, или учителя года), писал текст и начитывал его, а еще помогал с монтажом: вырезал и чистил нужные моменты пленки. Зайцев и сейчас прежде всего корреспондент. Но не такой, как раньше:

— Как внештатнику мне, конечно, поручали разнообразную праздность: я ездил на награждения всяких чудолюдей, на презентации всяких чудотоваров. Потом начались новости про рядовых чиновников, про мэра, ну, и до губернатора в итоге добрался. Так что сейчас я, что называется, паркетный журналист. Освещаю “серьезные” события, те самые, что в любой информационной программе в любом СМИ идут номером один. Это все, конечно, почетно, но когда постоянно следишь за работой властей, взгляд замыливается. Паркет надоедает и хочется бантиков.

Как в мультфильме

Но на бантики — культуру, “социалку” или просто настроение — не всегда есть время. Как назло, происшествия случаются, когда до выпуска остались считанные минуты и надо срочно причесывать горячую новость к эфиру, да и чиновники, готовя график мероприятий, на сетку вещания, конечно, не оглядываются. Страшнее спешки на нервах — только прямой эфир:

— Скажем прямо, это шок. И окончательно избавиться от этого ощущения невозможно. Ну и не надо! Волнение отлично дисциплинирует. Без него можно же распуститься в неимоверной степени. Я так не хочу, поэтому волнению перед прямым эфиром рад: ощущение такое, как будто ныряешь. А когда выключаю микрофон, могу только выдохнуть и ни о чем первые пять минут не думаю. Чувство, как в мультфильме. Знаете, когда какой-нибудь рисованный зверек картинно выдыхает, смахивает невидимый пот со лба и убегает под дурацкую музыку. Вот со мной то же самое.

Когда диснеевские образы в голове успокаиваются, начинается разбор полета — и с самим собой, и с начальством. Мало же добиться того, чтобы в прямом эфире не дрожал голос, эфир еще надо вести: с напарником, гостем, звонками слушателей:

— Мы со Светланой Шатохиной отвечаем за прямой эфир программы “Будни” по вторникам и уже отлично сработались. Правда, это не значит, что во время прямого эфира мне будет комфортно. Иногда вот сижу и думаю, что и со-ведущая общается, и гость общается, а я один куда-то пропал, ничего не говорю. Непорядок! Нужно чувствовать баланс в разговоре.

И зевать можно

Хорошо не только когда есть что сказать, но и когда получается сделать это четко и разборчиво. С дефектами речи на радио, конечно, не берут, но стандартную программу постановки голоса и произношения проходят все ведущие Областного радио. Прямо на рабочем месте и с педагогом-“речевиком”. Специалистов в этом деле немного, и водятся они обычно в театральных школах. Ведущих НОГТРК, например, консультирует преподаватель Нижегородского театрального училища имени Евстигнеева заслуженный работник культуры Российской Федерации Людмила Орлович.

— Людмила Викторовна — восхитительная женщина. И все это у нас знают, потому что все с ней работают. Курс насыщенный: и упражнения на дыхание, когда, например, лежишь на полу и вдумчиво дышишь, держа руку на пузе; и голосоречевые тренинги, когда на твой язык ложатся всевозможные звукосочетания, а потом еще и винная пробка; и советы на будущее. Орлович рекомендует, например, язык держать у верхнего неба и к этому всегда добавляет: “Только в общественном транспорте с языком не перестарайся, сам знаешь, какие у нас дороги”. Или еще ценный совет: перед выходом в эфир нужно активно зевать. Только вот именно перед эфиром ты сосредоточен и зевать не тянет, а на совещании у начальства — как раз наоборот. Вот и зеваешь себе спокойно, а если что, на Людмилу Викторовну ссылаешься, мол, такое упражнение!

На этой неделе постоянные слушатели Областного радио снова могли хватиться Зайцева. От паркета и прямого эфира Саша отдыхает в Крыму. А когда вернется, снова будет нырять, он же сам сказал:

— Новостей кругом полно. Надо просто браться за них хорошо и рассказывать на радио так, чтобы от сюжета о ремонте школы запах свежей штукатурки оставался.

Актер на радио

Кроме слесарей, психологов и журналистов, на радио еще встречаются актеры. Во многих случаях в требованиях к претендентам на должность радиоведущего так и пишут: образование журналистское или актерское. Зачем только актерам прятать свою сценическую харизму в радиоэфире — непонятно. Хорошо хоть есть у кого об этом спросить. Выпускник Нижегородского театрального училища актер театра “Зоопарк” Лев Харламов на радио давно и счастливо. Работал ведущим программ на “Русском Радио в Нижнем Новгороде”, потом махнул по приглашению губернатора Абрамовича на Чукотку и сделал там станцию “с нуля”. Радио “Пурга” и его главный редактор Лев Харламов в итоге трижды выигрывали самую престижную профессиональную награду России в области радио — премию “Радиомания”. О том, как себя чувствует актер на радио, рассказывает сам Лев Харламов.

— Почему-то для меня важно говорить “Добрый день”, слушать звонящих, читать стихотворные поздравления, подчас дурацкие запредельно. Все это поднимает мне настроение.

Главная прелесть радио, конечно, в том, что ведущего никто не видит. Причем это радость и для ведущего, и для слушателя. Второй может фантазировать, а первый — не бриться...

Главная трудность радиоведущего — отсутствие прав на паузу. Он не может задуматься. Две секунды молчания в эфире — смерть. Никто не видит твоего умного лица, когда ты подбираешь слова, все слышат “дыру в эфире”. Поэтому принцип “не молчать” — главный, но он же зачастую и мешает точности формулировок.

Вторая радиопроблема — это разговор “в пустоту”. При съемках на ТВ ты точно знаешь, что за камерой стоит оператор, часто твой хороший приятель, все рассказываешь ему. На радио говоришь “в пустое пространство”. До сих пор (за 9,5 лет работы в прямом эфире) не могу к этому привыкнуть.

Говорит начальство

Об авторитете Андрея Ерофеева, начальника службы радиовещания ГТРК “Нижний Новгород” и своего непосредственного начальника, Саша Зайцев говорит по-своему: “Он на этом деле не одну собаку съел!” А я скажу, как следует: в 1992 году Андрей Ерофеев начинал на Нижегородском телевидении режиссером, в 96-м стал главным редактором редакции общественно-политических программ, а в 2000 — заместителем директора студии телевидения ГТРК “Нижний Новгород”. В 2003 году Андрей Ерофеев ушел на областное радио, точнее — сразу его возглавил.

Я не стала забалтывать большого начальника и задала ему всего пару вопросов. Пару ответов и получила:

— Чем, кроме приятного голоса, должен обладать радиожурналист? Какие у него профессиональные качества, способности?

— Голос, кстати, совсем не всегда должен быть приятным: если журналист специализируется, например, на остро социальной проблематике, то больший эффект будет достигнут при прочих равных условиях за счет резкого, привлекающего внимание тембра голоса. О профессиональных достоинствах радиожурналиста можно сказать коротко: он должен обладать всеми навыками и качествами журналиста печатных СМИ плюс к тому иметь хорошую дикцию, а главное — уметь увидеть в материале потенциал для создания звукового образа: событие или объект со слов журналиста или ведущего программы радиослушатель должен представить так ясно, как будто он — очевидец.

— В чем особенности радио как средства массовой информации, в чем его обаяние? Почему радио все-таки не уступает аудиторию другим СМИ?

— Отдавая должное перспективам развития интернета, хочу сказать, что радио, однажды возникнув, не исчезнет никогда; лучшее доказательство тому — многочисленные интернет-радиостанции. То есть способ доставки сигнала изменился, а суть радио, как я это понимаю — необходимость и радость человеческого общения — остается прежней. В самом деле, что может быть лучше, когда человек обращается к человеку посредством голоса, этого тончайшего инструмента души! Именно поэтому так популярны радиопрограммы прямого эфира, и я уверен — за этим форматом будущее. Нижегородское областное радио вот уже несколько лет с успехом представляет в дневном эфире программу “Будни”. Время с 13.20 до 14.00 — далеко не прайм-тайм, но телефон в студии начинает звонить, едва ведущие успевают поздороваться с радиослушателями. Включите первую программу проводного радио или настройте радиоприемники на частоту 67, 94, например в среду, когда “Будни” ведут Ольга Сладкова и Сергей Дивеев — и вы получите такое удовольствие от общения с интересными, умными собеседниками, что поймете: радио — это навсегда!


От эмоций к фактам

Легко признаваться в любви к радио тем, у кого с ним давний роман. А что делать, если любовь есть, а взаимности, то есть работы на радио, нет? Для начала плохая новость. Практически нет общих статистических данных о рынке труда радиоотрасли и структуре его потребностей. Каждая компания или медиахолдинг ведет статистику самостоятельно, поэтому понять, каких специалистов и в каком количестве не хватает радиобизнесу, сложно. Если сравнить этот сегмент медиаиндустрии с другими (например, телевидением или издательским делом), можно увидеть, что вакансий радиостанций в открытых источниках очень мало.

Рекрутинговое медиаагентство “Штаты.ру”, занимающееся подбором персонала в области телерадиовещания, отслеживает кадровую ситуацию на медиарынке и приходит к кислому выводу о том, что наиболее востребованными на радио остаются менеджеры по продажам. Есть умеренная потребность в звукорежиссерах и ведущих новостей. В список популярных профильных специалистов попадают также инженеры, копирайтеры, трафик-менеджеры и бренд-менеджеры.

Хорошей новостью можно считать тот факт, что региональные радиорынки (в том числе нижегородский) все-таки больше нуждаются в журналистах и других ответственных за эфир, чем в маркетологах. Если в московской радиоиндустрии наблюдается дефицит топ-менеджеров, финансовых директоров и специалистов по эфирному промоушну, то на региональном рынке держится спрос на диджеев, звукорежиссеров, редакторов эфира, ведущих программ и отдельных блоков (авторубрик).

Теперь о зарплатах. В этом вопросе радиокомпании городов-миллионников от московских конкурентов почти не отстают. Как сообщает портал mediajobs.ru, специализирующийся на вопросах кадрового рынка медиаиндустрии, ведущий региональной радиостанции получает от 800 до 1500 долларов (раскрученные эфирные персоналии не в счет), журналист — от 500 до 2000, саундпродюсер — от 700 до 1500, музыкальный редактор — от 500 до 1800, а инженер — от 900 до 2500. Зарплаты радийщиков на малых рынках, конечно, скромнее. Однако этим пользуются столичные работодатели, с удовольствием рекрутируя профессионалов с провинциальным опытом.

Вакансии радиостанций, новости кадрового рынка медиа, интервью с влиятельными медиаменеджерами, информацию об образовании и дополнительной профессиональной подготовке специалистов медиаиндустрии можно найти на сайтах mediajobs.ru и shtaty.ru.



Полина ЕРОФЕЕВА
Фото из архива
Рейтинг статьи: (голосов 4)

Оцените статью: 5 4 3 2 1

Текст прочитан 5661 раз.


МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯ
Выразить мнение
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:

Введите цифровой код безопасности (Обновить код)
Дорогие читатели, огромная просьба - соблюдайте чистоту и порядок в общении друг с другом!
Статистика
Яндекс цитирования NN counter top100 Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Архив №1
с 7 ноября 2005
Архив №2
ЛогинПароль

Вход


© 1997 — 2011 ООО "Издательство "Биржа"

При любом использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна.