№ 38
24.09.2008

Наши издания
Наши Партнеры
 
в № 38 от 24.09.2008
Выскажите свое мнение! Версия для печати Информация об авторе

Где жила барышня-крестьянка

Барский дом во Львовке, чистенький и нарядный, будто пасхальное яйцо, возникает посреди зеленой лужайки как-то неожиданно - ни оград, ни заборов вокруг. Рядом только четыре высокие сосны с длиннющими иголками - их в середине позапрошлого века посадила Наталья Николаевна в честь своих четверых детей - Пушкиных. Львовка была имением Александра Александровича, сына поэта. Совсем недавно, года три назад, здесь открыли музей героев пушкинских "Повестей покойного Ивана Петровича Белкина".



Львовка находится недалеко от Большого Болдина, километрах в десяти, но место это еще малоизвестное, ненаезженное. Да и жителей в селе, некогда многолюдном, осталось всего четверо, так что ощущение “невытоптанности” здесь не покидает. И то, что в музее еще есть к чему приложить руку и голову, — это даже неплохо. Почти восстановлена церковно-приходская бревенчатая школа рядом с домом. Ждет своей очереди деревянная церковь. Из всего этого получился бы интересный музейный комплекс. А пока открыт только барский дом.

На его первом этаже — касса, стол с болдинскими сувенирами и комната Ивана Петровича Белкина с длинным диваном и скудной библиотекой — всего-то одна полка с несколькими томиками. В деревенской глуши господину Белкину так не хватало книг, что он начал писать их сам. А герои его повестей поселились на втором этаже.

В светлой, в бальзаминах, комнате Лизы Муромской на стул брошен сарафан из синей китайки с медными пуговками — в нем она, нарядившись Акулиной, бегала на свидания к Алексею Берестову. И лапоточки барышни-крестьянки тут же стоят. Лизочкино кисейное платье висит на ширме так, что толком не разглядеть, а жаль, интересно как выглядели вечерние платья того времени. И флакончиков у зеркала на туалетном столике всего два. Или юной красавице их было достаточно?

Другая комната — это спальня Марьи Гавриловны, героини “Метели”. Если притушить в ней свет, на окошках появятся морозные узоры, будто на дворе зима. Я не удержалась и потрогала коврик на Машином дорожном сундучке — наш экскурсовод Андрей Жулин сказал, что из лебяжьего пуха. Надо же, я бы подумала, что это плотная овчина. Но рука утонула в неземной мягкости. Еще бы музыка Свиридова тихонечко играла...

Там, где на столике лежит дуэльный пистолет — тяжелый, с выбитыми цифрами 1832 и 1837, могли бы разворачиваться события повести “Выстрел”. Рассказ нашего усердного экскурсовода замечательно дополняет нижегородский поэт и антиквар Олег Рябов. Олег Алексеевич точно знает, что тут подлинное, как этот пистолет, а что, как говорят историки, муляж — ноты на рояле или те же “Повести Белкина”, которые видят входящие в музей посетители. К слову, среди сувениров тут продается “Лучинник”, книга стихов Олега Рябова — очень рекомендую.

Он пока не очень обжитой, этой музей. Не вытерты половицы, нетронуто блестит рояль, нет той легкой небрежности, которая и создает впечатление достоверности. Пока не верится, что Бетси Муромская и Маша лишь минуту назад покинули свою светелку. Но перечитать Пушкина уже хочется.

Ирина ПАНЧЕНКО
Рейтинг статьи: (голосов 1)

Оцените статью: 5 4 3 2 1

Текст прочитан 3603 раз.


МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯ
Выразить мнение
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:

Введите цифровой код безопасности (Обновить код)
Дорогие читатели, огромная просьба - соблюдайте чистоту и порядок в общении друг с другом!
Статистика
Яндекс цитирования NN counter top100 Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Архив №1
с 7 ноября 2005
Архив №2
ЛогинПароль

Вход


© 1997 — 2011 ООО "Издательство "Биржа"

При любом использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна.