№ 41
15.10.2008

Наши издания
Наши Партнеры
 
в № 41 от 15.10.2008
Выскажите свое мнение! Версия для печати Информация об авторе

Земляничные газоны

Оказывается, модные нынче ландшафтные дизайнеры - порождение обывательского сознания, ведь знающие люди во всем мире называют этих специалистов ландшафтными архитекторами. Компетентно о тружениках циркуля и лопаты расскажет президент Ассоциации ландшафтных архитекторов-инженеров России, зав. кафедрой ландшафтной архитектуры ННГАСУ и директор архитектурно-ландшафтного центра "Архиленд" Ольга Николаевна ВОРОНИНА.



Пока строили социализм...

Несмотря на то что термин “ландшафтный дизайн” появился в XX веке, умение благоустраивать городские и садово-парковые территории ценилось еще до нашей эры. Со временем оригинальное садово-парковое искусство прочно вплелось в образ культуры той или иной страны. Трудно представить себе Японию без сада камней, Францию без Версаля, Соединенное Британское королевство без традиционного английского сада, Россию без... Нет, нельзя сказать, что мы не заложили свои садово-парковые традиции, но столица ландшафтного искусства явно находится за пределами нашей необъятной родины.

— В России эта отрасль простаивала большую часть двадцатого века, — поясняет Ольга Воронина, — потому что побудителем к ее развитию становится интерес к собственности на землю. Если земля принадлежит всем одновременно, то она оказывается ничьей и никто не хочет нести за нее ответственность. А как только у земли появляется конкретный собственник (частное лицо, организация или жилищная контора), он начинает заботиться о ее состоянии.

Дизайнер или архитектор?

Сейчас в России частный собственник земли — главный потребитель услуг ландшафтного архитектора. Специалисты говорят, что это переходный период, который, возможно, не продлится слишком долго. За этот период молодая поросль ландшафтных организаций сможет “набить руку” на частных заказах и спокойно отработать приемы, которые долгое время были никому не нужны в России. Частные заказы никого не оставят без работы, и мода на ухоженный дачный участок или площадку перед офисом коммерческой фирмы подстегивает моду на профессию, в народе прозванную “ландшафтный дизайнер”, хотя во всем мире — и в США, и в Европе, и в Японии — говорят о “ландшафтных архитекторах”. В чем принципиальная разница? Спросим у Ольги Ворониной.

— Ландшафтная архитектура — это отрасль градостроительства. Она предполагает решение вопросов экологической устойчивости городской среды, обустройство береговых территорий, больших городских парков, бульваров, скверов, а также дворовых территорий, санитарно-защитных зон вокруг школ, детских садов, больниц и кладбищ.

Понятие же, которым оперирует обыватель — ландшафтный дизайнер, — более мелкое. Оно предполагает обустройство маленького частного или городского садика, установку скамеечки, светильничка, гномика или грибочка, создание альпийской горки, фонтанчика, посадку одной клумбы, двух кустиков.

Но цели нашей работы более масштабные: повышение комфортности городских территорий, обеспечение безопасности в городе, антивандальность. А кроме того, это использование материалов переработки мусора, постепенный отказ от газонов в пользу покрытий, которые позволяют земле “дышать” (например, многолетние почвопокровные растения, обыкновенная щепа). Все в купе сделает город не таким затратным.

Сейчас мы находимся в преддверии больших градостроительных работ. Формируются концепции благоустройства набережных, жилых районов, дворовых территорий, лесопарков. Поступают заказы на благоустройство Дзержинска и Кстова. А если целые города становятся потребителями услуг ландшафтного архитектора, то мы переходим к более зрелому этапу этой отрасли, когда профессия становится востребована не только частным лицом, но и обществом в целом.

Огородная страна

В преддверии больших градостроительных работ неплохо все-таки понимать, с чем сталкиваются недавние выпускники строительного университета сегодня, что требует от них заказчик и какую ландшафтную архитектуру они вместе создают.

— Страсть к выращиванию чего-нибудь съедобного у нас — национальная черта. Поэтому, навряд ли для нас достижимы чисто эстетические сады. Российская ландшафтная архитектура связана с мощным влиянием утилитарной функции. В истории мирового ландшафтного искусства прослеживается четкое деление: до нашей эры сады носили утилитарный характер (выращивание плодов и селекция растений), после — эстетический. Так вот в России исключительно утилитарная функция садов сохранялась до XVII века! А затем Петр I и привезенные им голландцы, немцы и французы начали менять всю культуру, в том числе и садово-парковую. Но все равно в летнем саду у самодержца оставались зверинец, пасеки, живорыбные пруды, вольеры с пушными зверями, плодовые деревья и земляника вместо газона. Свой сад он рассматривал как выставку достижений народного хозяйства — маленький идеальный мир сельской жизни. Поэтому стиль кантри в России очень популярен. Русская деревня — неистребимая вещь для нашего частного сада до сих пор.

При этом довольно высок интерес к декоративным садам. У нас в Богородске есть питомник декоративных растений, без которых нельзя сделать ландшафт: разные цветные виды барбарисов, декоративные краснолистные яблони, редкий для нас клен — масса всего интересного. Но приезжают люди и 80% спрашивают яблоню, грушу, смородину, крыжовник. Если и покупают 1—2 рододендрона, то к ним 3—5 яблонь-груш. Такая особенность у русского потребителя.

По большому счету частник сейчас не готов к потреблению эстетического сада. В основном люди заказывают ландшафты и интерьеры в классике. А классика в ландшафте очень разная бывает: английская пейзажная не похожа на французскую. Часто просят что-нибудь в японском стиле. А когда видят, что получается, пугаются и просят что-то русское. Когда понимают, что и русского не надо, выбирают стандартное: лужайка, несколько плодовых деревьев, несколько хвойных, небольшие цветнички у дома, альпийская горка, водоем, беседка.

Поэтому, прежде чем приступить к проекту, мы долго работаем с заказчиком, проводим разъяснительную работу, предлагаем полистать книги и разобраться в себе. Затем презентуем предложения по озеленению, показываем список растений. А там 90 и более наименований: 17 видов можжевельников, 15 видов елей, 5 видов рододендронов. “Зачем так много елей?” — теряется заказчик. Подробные описания сортов растений или просто их перечисление пугают потребителя. Потому что он знает сосну, ель, тополь, клен, березу, грушу, смородину. Кто-то сказал, что у него на участке растет айва японская — это максимум. Все кончается японской айвой. И это несмотря на то, что у нас аграрная страна — у всех сады и огороды. Просто наши люди всегда были ограничены ассортиментом потребляемых в пищу растений. Приходится обобщать список: можжевельники (а в скобках: желтолистный, голуболистный и т. д). А уже когда сажаем, называем их правильно: мы же сами должны понимать, где у нас какая сирень растет — Шарль Жоли или Красавица Москвы...

Идеальный ландшафтник должен...

— Любить, понимать, слышать и защищать природу. Не бояться работать на земле. Быть геологом, экологом, почвоведом. Понимать и чувствовать искусство и любить размышлять о нем, читать искусствоведческую литературу. Понимать пространство и быть художником, композитором и музыкантом, иметь чувство ритма, потому что говорят: ландшафтная архитектура — это музыка для глаз. Быть инженером и уметь считать. Ведь главное отличие любого архитектурного проекта в том, что обычно 70% в нашем деле зависит от ландшафтного анализа. Как проанализируешь ситуацию, так ты ее и запроектируешь. И те люди, которые хотят заниматься исключительно дизайном, но не умеют анализировать, через какое-то время уходят из профессии: терпения не хватает. Они постоянно разочаровываются, потому что все делают невпопад. Мастерят какие-то композиции, которые годятся только на выставки. Для Челси пойдет — три дня постоит и разберут. Но это не живые ландшафты, они не вписываются в определенное окружение. А когда выдержан ландшафтный анализ, сделать грамотный проект несложно, если вас этому научили. В проекте 70% анализа и 30% творчества.

За проектом следует непосредственная работа на объекте: укладка камня, устройство дорожки, посадка растений. Нужны машины, механизмы, грубая сила. И много денег. Работа ландшафтного архитектора еще и физически очень тяжела, особенно для женщины. Ведь все это ландшафтник обязан делать сам. Хорошо, если выделят деньги на бригаду, которая уложит камень. А если заказчику не понравится, как камень лежит, а денег на оплату дополнительного труда бригады нет...

Поэтому, чтобы не было таких проколов, все нужно учитывать при анализе местности. А значит, надо хорошо и много учиться. Желательно в вузе, а не где-нибудь на курсах. Учат этой профессии в Нижегородском государственном архитектурно-строительном университете на кафедре ландшафтной архитектуры садово-паркового строительства.

Кроме того, существует много разных курсов и в Москве, и в Нижнем Новгороде. Курсы при нашем университете длятся дольше всего — 6 месяцев. Но мы понимаем, что за это время невозможно научить всему тому, о чем я говорила выше. Поэтому мы указываем цели обучения: на курсах “Ландшафтный дизайн садового участка” мы готовим не дизайнеров и архитекторов, а домохозяек, которые смогут самостоятельно придумывать и воплощать интересные идеи для своего сада, совершая наименьшее количество ошибок. Они знакомятся с разными стилями: регулярным французским, английским, современным авангардным, восточными. Затем работают над проектами и выбирают лучший. А следующим летом, когда закончатся курсы, они смогут воплотить идею в жизнь на личном участке и больше нигде.

Кому создавать лицо города?

— Невзрачное ландшафтное лицо у нашего города, — дает свою экспертную оценку Ольга Воронина. — Хотя природная ситуация очень хорошая: набережные, парки, виды на Волгу и Оку. В чем проблема? Можно спроектировать и построить шедевр. Но чтобы этот шедевр жил, ему необходима грамотная эксплуатация. Ведь у ландшафтного объекта три этапа: создание проекта на бумаге; его реализация на земле; эксплуатация.

За всем нужно ухаживать — косить газон, стричь деревья, поливать их и подкармливать, ремонтировать и красить беседки, убирать мусор. Грамотно эту работу никто у нас не умеет делать. До сих пор белой краской красят деревья...

А кроме того, городу не хватает интеллектуальных ресурсов. Закрывается не более 50% (а то и 30%) потребности в специалистах. Хорошие ландшафтные архитекторы пока не успели вырасти и набраться опыта. Да и откуда взяться опытным? В России ландшафтного искусства не было последние 60—70 лет. Наша кафедра существует всего 9 лет, за это время у нас было только 5 выпусков по 25 человек. То есть всего мы выпустили 125 ландшафтных архитекторов. Из них 40% уехало в Москву, Санкт-Петербург, где хороший рынок и зарплаты 20—60 тысяч рублей, а не 10—20 тысяч, как у нас. Осталось 70 ребят. Из них кто-то в декрете, кто-то ушел из профессии по разным обстоятельствам. Реально работают 50. На большой город — это ничто. Но кто-то мечется с места на место, кто-то работает в области. И сколько же ландшафтных архитекторов на весь город? Пятнадцать человек.


Диана САКАЕВА


Личный опыт

Ландшафтник о ландшафте

Владимир ЗАЙЦЕВ, молодой специалист, выпускник ННГАСУ 2008 года, специальность “Садово-парковое и ландшафтное строительство”

— Когда я начинал учиться, подобных кафедр было всего две в России (в Нижнем Новгороде и в Москве). Программа обучения включает в себя обширную научную базу, сомневаюсь, что подобное могут вместить в себя какие-либо курсы. Подготовленные на подобных курсах специалисты могут быть одаренными дизайнерами, но их квалификация значительно ниже.

Из всех годов обучения наиболее запомнились предметы IV—V курсов, связанные с технической стороной ландшафта. Я узнал много нового и полезного, например, об устройстве подпорных стенок, учете различных сетей коммуникаций, устройстве водоемов, дорожек, научился чувствовать объем работ, освоил технические аспекты профессии. Сейчас очень часто сталкиваюсь с практическим применением этих знаний, но с каждым новым заказом “копилка идей” пополняется, приходит опыт. В том числе опыт общения с заказчиками. Сложно бывает объяснить человеку, который безумно хочет пальмовую аллею на своем участке (это в нашей-то средней полосе), что это просто нереально.

Ландшафтный дизайн молод в России, и, к великому сожалению, наши люди еще не привыкли расставаться с большими деньгами ради ландшафта.


Ирина БОНДАРЕВА



Фото Вячеслава СЕННИКОВА
и из архива центра “Архиленд”
Рейтинг статьи: (голосов 3)

Оцените статью: 5 4 3 2 1

Текст прочитан 6670 раз.


МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯ
Выразить мнение
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:

Введите цифровой код безопасности (Обновить код)
Дорогие читатели, огромная просьба - соблюдайте чистоту и порядок в общении друг с другом!
Статистика
Яндекс цитирования NN counter top100 Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Архив №1
с 7 ноября 2005
Архив №2
ЛогинПароль

Вход


© 1997 — 2011 ООО "Издательство "Биржа"

При любом использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна.