№ 10
17.03.2010

Наши издания
Наши Партнеры
 
в № 10 от 17.03.2010
Выскажите свое мнение! Версия для печати Информация об авторе

Дэн Браун, трое академиков и полторы сотни надежд

Утро 6 марта. В фойе концертного зала санатория "Автомобилист", что за Бором, тихая корректная суета - пробегают спортивные молодые люди, кто с лыжами, кто с ноутбуком, останавливаются у лотка, где продают серьезные труды по физике и математике, рассматривают фотогазету, посмеиваясь над подписями: "Никакая СМС-переписка не заменит личного общения по ICQ" и "Вот в наше время была нелинейность..." под фото классиков радиофизики. Через полчаса зал заполнят корифеи и надежды отечественной и мировой науки. Надежд побольше, с полторы сотни, мэтров - академиков, членкоров, докторов и кандидатов - втрое меньше. Пятнадцатая научная школа "Нелинейные волны" открыта! С 6 по 12 марта (и восьмого тоже!), с девяти утра и до поздней ночи, в "Автомобилисте" обсуждались самые актуальные проблемы физики, радиофизики, биофизики, нейродинамики, математики - всего, где есть нелинейные процессы и явления.




Из первых рук


Эти школы проводятся у нас, в Горьком-Нижнем, с 1972 года. Юбилейную, пятнадцатую, открывал создатель школы, академик РАН Андрей Гапонов-Грехов, молодо и бодро взбежавший на сцену. От единоличного авторства Андрей Викторович отказывается:
— В организации первых школ большую роль сыграл Михаил Рабинович (ныне член-корреспондент РАН — И.П.), у которого был совершенно неисчерпаемый энтузиазм. Тогда, в начале семидесятых, это был новый формат. Идея о том, что надо молодежи дать возможность учиться из первых рук, — по-моему, очень существенная. И реализовывается неплохо.








Владимир НЕКОРКИН, профессор, ученый секретарь ИПФ РАН, конкретизирует:
— Цель этой школы с давними хорошими традициями — привлечь молодежь к науке и рассказать о современном состоянии, о перспективных научных направлениях. У нас несколько разделов, лекции читают ведущие ученые не только из России, но и профессора университетов Швеции, США, Мексики, Франции, Германии — причем на русском языке. Кроме лекций, здесь проходит конференция молодых, до 35 лет, ученых. А самые юные, начинающие проводят постерную сессию (так сейчас называют стендовые доклады), где рассказывают всем желающим, что они сделали. После проведения школы издаем книги — есть уже целая серия, это очень помогает молодежи, которая получает возможность опубликовать свой результат.

Организаторы школы — Институт прикладной физики РАН (ИПФ РАН) и Национальный исследовательский Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского (ННГУ), для чьих аспирантов и студентов, собственно, и приглашаются “звезды”.

Директор ИПФ РАН академик Александр Литвак говорит:
— На наши школы приезжали самые выдающиеся ученые. Назову лишь несколько имен: академики Кадомцев, Хохлов, Арнольд, Синай, Новиков, Ладыженская. Такие светила читали у нас лекции, и молодежь имела возможность контактировать с ними. А на школах чрезвычайно важно, что тут совершенно свободная и простая атмосфера общения, любой — студент, аспирант — имеет возможность поговорить с великими, задать вопрос.

В этот раз только академиков было трое — Гапонов-Грехов, Литвак и Фортов. А в числе тех, кто с гордостью говорил “Я еще студентом участвовал в самой первой школе”, оказались профессор, проректор ННГУ по научной работе Сергей Гурбатов и член-корреспондент РАН из Саратова Дмитрий Трубецков.

Умный, бедный, перспективный

— Александр Григорьевич, современный молодой ученый — какой он?
— С моей точки зрения, он не сильно отличается от тех, что были раньше, — говорит академик Литвак. — Я уже более пятидесяти лет имею дело с молодежью — у меня первые дипломники появились, когда я был на втором курсе аспирантуры. Все, кто хочет работать в науке, увлечены ей, вкалывают. Но когда я был молодой, было проще, все жили примерно одинаково, не одинаково хорошо, а просто одинаково. Сегодня существуют занятия, которые более привлекательны с точки зрения материального успеха. Для настоящего ученого это не так важно, главное — наука. А мы должны поддержать человека, который ей увлечен.

Для этого он должен иметь возможность работать, элементарные условия для жизни и какую-то перспективу научного карьерного роста. Какие вижу главные трудности у молодых в науке? В первую очередь, это недостаточное обеспечение научным оборудованием. Теоретику попроще, хотя для него нужен доступ к суперкомпьютеру. Для экспериментатора инструментарий важен. В этом смысле мы проигрываем Западу.

— А что тяжелее — решить проблему с научным оборудованием или с жильем для молодого ученого?
—  Жилье — очень серьезная проблема. На деньги, которые получают молодые ученые, купить жилье невозможно. Была встреча руководства Российской академии наук с президентом Медведевым, и он обещал пять тысяч квартир за счет государства, бюджета. Речь идет о служебном жилье для молодых ученых: люди смогут туда вселиться, сколько-то лет проживут, после чего им разрешат либо приватизировать, либо купить по себестоимости на льготных условиях. Сейчас эта программа вовсю рассматривается. Мы свои запросы тоже отправили — в Нижегородском научном центре (академические институты, расположенные в Нижнем Новгороде, объединились в этот центр — И.П.) более двухсот молодых ученых нуждаются в улучшении жилья.

Вопрос зарплат в науке — тоже очень обсуждаемая тема. Академик РАН Владимир Фортов (в день открытия он выступал перед коллегами с двумя лекциями — об экстремальных состояниях вещества на Земле и в космосе, а также об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС) как-то обмолвился, что в науке нельзя платить много, иначе туда придут люди, для которых деньги важнее поиска истины:

— Это не я сказал. Был в Викторианскую эпоху астроном Галлей, который работал в обсерватории в Гринвиче. Как-то обсерваторию посетила королева, все посмотрела и спросила о заработке ученых. Узнав сумму, ужаснулась — ее лакей зарабатывал больше. Королева сказала, что зарплату астрономам надо бы увеличить в десять раз. Галлей отказался — потому что тогда в науку пойдут люди, привлеченные деньгами, и атмосфера изменится. Но сейчас люди в науке просто обязаны подрабатывать где-то, а это уже не наука. Достигнуть результата, когда вы занимаетесь еще чем-то, не получится.

Дэн Браун и мистическая темная энергия

Итак, с зарплатами проблемы, с жильем — тоже. Как же можно привлечь молодых в науку?

— Рассказать, как это интересно — наука, — говорит Александр Литвак. — Заодно показать, как что-то в науке делается.

Так что сегодня самое интересное в том, что объединяется названием “нелинейные волны”?

— Из научных сейчас бурно развивается направление о приложении методов физики к изучению процессов в живых системах, все это направлено на понимание и изучение процессов работы мозга. Здесь, на школе, будут лекции на эту тему, — говорит профессор Некоркин.

Александр Сергеев, член-корреспондент РАН, заместитель директора ИПФ РАН, интригует своим ответом:

— Вы читали последнюю книгу Дэна Брауна “Утраченный символ”? Почитайте обязательно, Браун — писатель с большим IQ, такие талантливые писатели очень чувствительные. Они чувствуют назревание чего-то нового, интересного и в обществе, и в тех областях, о которых пишут. То, что сейчас происходит в нейронауках, это не только какие-то новые технологии, я бы сказал, что это новая ментальность. Инструментарий, который появился в последнее время благодаря достижениям физики, химии, биологии, позволяет исследовать мозг (а это сложная нелинейная система), получая информацию, которой раньше не было. Этого уже хватает, чтобы совершить в нейродинамике важные шаги вперед — шаги по пониманию функционирования мозга не только на уровне простых реакций, но и высоких функций типа памяти, обучения, мысли. Несмотря на наши занятия нелинейно-волновой физикой, океаном, космосом, Землей, лазерами и т. д., все-таки самое интересное, что привлекает исследователей, — это ответ на вопрос: что такое жизнь, что такое мысль.

Студентка V курса биологического факультета ННГУ Ярослава Калинцева на такой школе впервые, выступала на постерной сессии. Ярослава совершенно согласна с Александром Михайловичем Сергеевым:

— Моя специальность — биофизика. Мы занимаемся изучением биологических структур в мозге, биологических функций — как все происходит и действует. Вообще нейробиология — изучение мозга — перспективное направление в науке, неисследованная область. А школа дает шанс завязать какие-то научные контакты — может, они перерастут в сотрудничество, появляется возможность послушать самые разнообразные лекции, в том числе по физике и биологии, и тем самым глубже окунуться в изучаемую проблему. Немаловажно, что по окончании школы у нас будет научная публикация.

Максим Мигаев, четверокурсник радиофизического факультета ННГУ, по совместительству работающий в ИПФ РАНе лаборантом-исследователем, тоже увлечен нейродинамикой:

— В моей работе рассматривается цепочка нейронов и изучаются нелинейные процессы в таких системах. Известно, как работают нейронные клетки по отдельности, но более интересно их рассматривать как ансамбль, единую систему.

У академика В.Е. Фортова свой взгляд на самые оcтрые научные тематики:
— Сейчас очень много и активно развивается наука о космических явлениях. Там сделано потрясающее открытие, о чем на школе рассказывает В.А. Рубаков из Института ядерных исследований РАН, — открыли черную материю и черную энергию — совершенно фантастический результат, по-моему, на уровне открытия гравитации.

Я изучила материалы школы и в докладе Сергея Гурбатова (ННГУ) и Сергея Шандарина (университет Канзаса, США), где речь шла о структуре Вселенной, прочла: “Cовокупность современных наблюдательных данных свидетельствует, что Вселенная состоит из обычной материи (атомов различных веществ) — 4%, холодной темной материи неизвестной физической природы (cold dark matter) — 23% и мистической темной энергии (dark energy) — 73%”. Если бы я была студенткой, точно бы увлеклась мистической темной энергией!

— Владимир Евгеньевич, а нашим ученым светит в ближайшее время Нобелевская премия?
— Да, светит, есть несколько очень сильных ребят, человека четыре по физике, один молодой (Андрей Гейм, родом из Нальчика, сейчас работает в Манчестере — И.П.), который графены открыл, я думаю, он реально получит (графен — слой атомов углерода толщиной в один атом, открыт в 2004 году Андреем Геймом и Константином Новоселовым, очень важное открытие для нанотехнологий — И.П.).
А кто у нас лектор-мачо?

В финале всех участников школы анкетируют. Кроме обычных “статистических” вопросов о количестве посещенных лекций и семинаров, в анкете есть и такие: “Кто из лекторов произвел на вас наиболее сильное впечатление по параметрам “педагогичность”, “интеллигентность”, “сексуальность (мачо”)”, а также: “Главный итог вашего пребывания на школе — поучились, показали себя, отдохнули, полечились, встряхнулись, оттянулись” и “Ваши наиболее яркие встречи на школе — с классиком, старым другом, мечтой, любовью”.

Что касается любви... Совершенно свободные читательницы, такого количества умных, молодых и свободных мужчин в одном месте, как на этой школе, я не видела с прошлого века, точнее с какого-то ИПФАНовского вечера, девушки в этой большой науке — наперечет. Намек понят?

Ирина ПАНЧЕНКО
Фото Светланы КРОТОВОЙ (ИПФ РАН)
"Биржа плюс Карьера" № 10
от 17 марта 2010 г.

Благодарю Анну КАРТАШОВУ (радио “Образ”) за помощь в подготовке материала


P.S.  А “Утраченным символом”, который порекомендовал А.М. Сергеев, я зачиталась. Да, наука ноэтика, которой занималась брауновская Кэтрин Соломон, — это действительно близко к тому, что обсуждалось на школе “Нелинейные волны”.



Рейтинг статьи: еще не голосовали

Оцените статью: 5 4 3 2 1

Текст прочитан 4241 раз.


МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯ
Выразить мнение
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:

Введите цифровой код безопасности (Обновить код)
Дорогие читатели, огромная просьба - соблюдайте чистоту и порядок в общении друг с другом!
Статистика
Яндекс цитирования NN counter top100 Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Архив №1
с 7 ноября 2005
Архив №2
ЛогинПароль

Вход


© 1997 — 2011 ООО "Издательство "Биржа"

При любом использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна.